Право осужденного на жилую площадь

ПРПЦ-ПГП: Жилищная проблема, Справочник для освобождающихся из исправительных учреждений Пермской области, В помощь освобождающимся из мест лишения свободы, Права подозреваемых и заключенных, Права человека

Право осужденного на жилую площадь

Справочник для освобождающихся из исправительных учреждений Пермской области

2-е издание

Жилищная проблема

Сохранение права на жилье после 1995 года,
восстановление права на жилище,
сроки исковой давности,
право на жилье бывших воспитанников детских домов и др.

По официальным данным, три года назад в Перми было почти 5 тысяч бездомных, а по неофициальным – в 4 раза больше. Как те, так и другие цифры могут быть только очень приблизительны. Справедливо было бы предположить, что на момент написания настоящей брошюры они увеличились, возможно, в несколько раз.

А вот в городском морге цифры точные: за прошлый 2000 год 160 из 231 подобранных на территории города трупов не были опознаны.

Не хотелось бы пугать, но ситуация очень тревожная, и если неясно, где Вы будете жить, лучше всего попытаться решить свою жилищную проблему, еще находясь в исправительном учреждении.

Больным заразными формами туберкулеза, проживающим в квартирах, в которых исходя из занимаемой жилой площади и состава семьи нельзя выделить отдельную комнату больному заразной формой туберкулеза, коммунальных квартирах, общежитиях, а также семьям, имеющим ребенка, больного заразной формой туберкулеза, жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда предоставляются в течение года со дня принятия их на учет для улучшения жилищных условий.

Два слова о жилищных иллюзиях. В 2000 году органы муниципальной власти смогли предоставить отдельное жилье только 7 гражданам с открытой формой туберкулеза.

За гражданами, осужденными к лишению свободы после 23 июня 1995 года,

сохраняется право на жилплощадь, вне зависимости от срока лишения свободы (Постановление Конституционного суда РФ № 8).

В настоящее время в статью 60 Жилищного кодекса РФ, которая давала основания для выселения осужденного к лишению свободы на срок более одного года внесены изменения.

Пункт 8 части 2 статьи 60 Жилищного кодекса предусматривает безусловное право осужденных к лишению свободы на сохранение за ними жилой площади на весь срок отбывания лишения свободы.

Однако при осуждении, на основании вступившего в силу приговора, регистрация по месту жительства прекращается. Регистрация не связывается с приобретением и реализацией права на жилище, т.е. осужденный продолжает обладать таким правом.

Но в ряде случаев может произойти так, что в это жилье могут зарегистрировать других людей, а квартиру обменять, приватизировать, продать и т.д.

Это может произойти по той причине, что информация о сохранении прав на жилье лица, снятого с регистрации, не находиться в открытом доступе и хранится только в паспортно-визовой службе органов внутренних дел. Такая ситуация может привести к злоупотреблениям, связанным с дальнейшим использованием жилого помещения.

Чтобы в какой-то мере предупредить наступление нежелательных последствий, разумно еще в начале отбывания срока наказания (не иначе!) направить заявление в администрацию муниципального образования по месту жительства. В заявлении необходимо указать, что за осужденным сохраняется право на данную жилую площадь, поэтому вселение это помещение других лиц без его согласия будет являться нарушением закона.

Если жилое помещение, в котором проживал осужденный приватизировано и он являлся одним из его сособственников, то распоряжение этим помещением может производиться только с его согласия.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на то, что, когда родственники или знакомые осужденного просят у него дать согласие на продажу или обмен жилья, то он должен подумать о гарантиях обеспечения своих жилищных прав в дальнейшем.

В этом случае ему необходимо получить надлежащим образом оформленные гарантии об обеспечении его жилищных прав. Лучше, если это будет письменный документ, заверенный нотариально.

Для восстановления права на жилище

следует обращаться с заявлением о предоставлении жилья в соответствии со статьей 182 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ на имя главы администрации того населенного пункта или района, где был прописан человек на момент осуждения, либо куда он направлен в соответствии со справкой об освобождении.

К заявлению необходимо приложить: копию справки об освобождении, копию приговора, выписку из домовой книги, копию финансово-лицевого счета, а если человек обращался в суд о признании его права на жилплощадь – копию судебного решения. Администрация населенного пункта или района обязана предоставить ему жилплощадь “в необходимых случаях” независимо от того, временной и постоянной была его прописка по последнему адресу.

Кроме того, для получения жилплощади гражданин может обратиться на предприятие, на служебной жилплощади или в общежитии которого он ранее проживал. В этом случае обращаться в Администрацию населенного пункта, района или муниципалитета лучше всего тогда, когда от администрации предприятия получен письменный отказ в предоставлении жилья.

Для решения вопроса можно обратиться в прокуратуру или суд. При этом важно правильно сформулировать исковое требование, например: “Обязать администрацию (или жилищный орган) во исполнение ст. 40 Конституции РФ обеспечить жилой площадью” или “Обязать администрацию ускорить решение вопроса о предоставлении жилой площади”.

Если родственники, с которыми ранее проживал освобожденный, не дают согласие на его регистрацию на занимаемой ими площади, он может обратиться в суд с иском о признании права на жилплощадь.

Образцы исковых заявлений для обращения в суд смотри в приложении к настоящему справочнику.

Срок исковой давности

по сделкам, связанным с распоряжением жильем, при совершении которых были допущены нарушения действующего законодательства, срок исковой давности составляет 1 год или 10 лет. Величина срока зависит от причин, которые привели к нарушению закона. Отсчет срока начинается со дня, когда человек узнает о нарушении своего права.

Если предъявлению иска препятствовали непреодолимые обстоятельства (например, стихийное бедствие, заключение под стражу, болезнь), течение срока давности приостанавливается. В исключительных случаях суд, рассмотрев заявление об уважительной причине пропуска срока давности, может этот срок восстановить (См.

также главу “Обращение в суд” и приложение №1).

Бывшие воспитанники детского дома по возвращению из мест лишения свободы имеют право требовать вселение его в жилье, которое было закреплено за ними до помещения в детский дом.

Если такое жилье не было закреплено за ними, то они имеют право требовать предоставления им жилья вне очереди органами муниципального образования однократно по месту выявления и первичного устройства ребенка в семью или на воспитание в детский дом или по месту регистрации их рождения, или по месту последнего проживания на территориях соответствующих районов и городов субъектов Российской Федерации, если место их рождения находится за пределами территории Российской Федерации. При отсутствии необходимого жилого фонда таким лицам может предоставляться целевая безвозвратная ссуда на приобретение жилого помещения жилой площадью не ниже установленных социальных норм за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации. На территории Пермской области предоставление таких субсидий должно производиться через муниципальные образования.

Постановка на учет нуждающихся в получении жилья бывших воспитанников детского дома может быть произведена и в период нахождения их в местах лишения свободы.

При обращении о постановке на учет детей – сирот, нуждающихся в жилом помещении, представляются следующие документы:

заявление о постановке на учет, подписанное законным представителем детей – сирот либо лицом из числа детей – сирот;

оригиналы или удостоверенные копии документов, подтверждающие статус детей – сирот:

  1. для детей-сирот – свидетельство о смерти обоих или единственного родителя; Постановление о направлении в детский дом, школу – интернат;
  2. для детей, оставшихся без попечения родителей – решение суда о лишении единственного или обоих родителей родительских прав, решение суда о признании единственного или обоих родителей безвестно отсутствующими, недееспособными; решение суда об объявлении их умершими; заявление об отказе родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений; Постановление органа опеки и попечительства о выявлении ребенка, ставшего сиротой или оставшегося без попечения родителей; иные документы, подтверждающие факт признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке;
  3. для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся под опекой (попечительством), кроме документов, указанных в п.п.1) и 2), представляется Постановление органа опеки и попечительства об установлении опеки (попечительства); документы, подтверждающие отсутствие закрепленного жилого помещения.

Необходимо помнить: наличие имущества (квартиры, частого дома, земли) всегда несет за собой обязанность по его содержанию. Это может быть плата за квартиру и коммунальные услуги, налог за квартиру или дом, находящиеся в собственности, плата за землю.

Если осужденный к лишению свободы проживал или пользовался этим имуществом один, то по его освобождению может накопиться существенная сумма, которую ему трудно будет единовременно уплатить. Лучше подумать об этом заранее и договориться со своими родственниками или знакомыми об уплате периодических платежей за это имущество или оказываемые в связи с его наличием услуги.

Можно также обратиться к администрации исправительного учреждения, чтобы она производила соответствующие платежи с лицевого счета осужденного.

[an error occurred while processing this directive]

Источник: http://www.prpc.ru/prison/booklet/06.shtml

Чистякова В.А. Право на жилище лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы

Право осужденного на жилую площадь

Чистякова В.А. – курсант юридического факультета ВИПЭ ФСИН России;

Научный руководитель: Попович М.М. – доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин ВИПЭ ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент

Право на жилище является конституционным правом каждого гражданина РФ, где в п. 1 ст. 40 Конституции РФ закрепляется, что каждый имеет право на жилище, и никто не может быть произвольно его лишен.

Российская Федерация посредством Основного закона гарантирует малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, предоставление его бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами.

Приговор суда в виде лишения свободы о назначении уголовного наказания, не лишает осужденного права на жилище.

Право пользования жилыми помещениями является одним из основных элементов правоспособности осужденного.

Приговор суда о назначении уголовного наказания в виде лишения свободы сам по себе не лишает осужденного этого права. Однако он не может его осуществить фактически в том объеме, каким пользовался до осуждения.

Ограничения осужденных в праве на жилище рассматриваются в отношении жилища, имевшегося у них на свободе до отбывания наказания, и применительно к нормам жилой площади, установленной в расчете на одного заключенного в исправительном учреждении.

Право осужденного на жилище, имевшееся у него до исполнения наказания, независимо от жилищного фонда, частного или государственного, сохраняется за ним на общих основаниях, распространяются на него и обязанности по содержанию жилого помещения. Осужденный в местах лишения свободы остается собственником недвижимости из частного жилищного фонда.

Однако в силу его пребывания в исправительном учреждении он косвенно ограничен в правах пользования и владения жилым помещением.

Он должен через представителя или при содействии администрации исправительного учреждения производить оплату жилья, может через своего представителя осуществлять полномочия по распоряжению своим жильем, например, сдавать его в наем, аренду, продавать и пр.

Если до исполнения приговора у заключенного осталось жилье, предоставленное ему из государственного жилищного фонда, то в случаях осуждения его к лишению свободы оно сохраняется за ним, но распоряжаться им на правах собственника он не может.

Возможны случаи, когда гражданин до осуждения к лишению свободы заключил договор найма жилого помещения (комнаты) с собственником дома. При этом нанимателем может быть внесена и обусловленная наемная плата за весь срок действия договора.

Собственник жилого дома не выдвигает требования о расторжении данного договора по причине осуждения лица. При таком положении осужденный не лишается субъективных прав, приобретенных в результате оформленного договора.

Однако пребывание в местах лишения свободы делает невозможным для осужденного пользоваться данным субъективным правом ни лично, ни через администрацию исправительного учреждения, ни через представителей. Решение же вопроса о расторжении договора зависит от усмотрения его участников.

Важным является с точки зрения прав человека, прав осужденного является то, что в период отбывания наказания он продолжает оставаться в договорных отношениях по найму жилого помещения. За осужденными, лишенными свободы, сохраняется жилое помещение независимо от срока лишения свободы.

Ранее оно в силу сложившейся правоприменительной практики сохранялось за лицами, осужденными на срок до шести месяцев. Одинокие же граждане, осужденные на срок свыше шести месяцев, автоматически лишались жилых помещений, нанимателями которых они являлись.

Ограничение права пользования жилым помещением может повлечь за собой такие действия нанимателей или членов его семьи, которые сопряжены со злоупотреблением ими своими правами или с невыполнением возложенных на них обязанностей, что непосредственно нарушает при этом права и законные интересы других лиц.

Временное непроживание лица в жилом помещении, в том числе в связи с его осуждением к лишению свободы, само по себе не может свидетельствовать о ненадлежащем осуществлении нанимателем своих жилищных прав и обязанностей и служить самостоятельным основанием для лишения права пользоваться жилым помещением.

В исправительных учреждениях для лиц, лишенных свободы устанавливаются нормы жилой площади в расчете на одного осужденного. Надо отметить, что эти нормы далеко не совпадают с международными стандартами. Согласно Европейским пенитенциарным правилам[1] (обновленным в 2006 г.) минимальные стандарты в указанной сфере составляют 4 кв. м на заключенного в многоместной камере и 6 кв.

м – в одиночной камере. При этом данные минимальные стандарты основаны на более широком анализе конкретной тюремной системы, включающем данные о том, сколько реально времени заключенные проводят в собственной камере, и не должны рассматриваться в качестве нормы.

В России же норма жилой площади в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее двух квадратных метров, в тюрьмах – двух с половиной квадратных метров, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, – трех квадратных метров, в воспитательных колониях – трех с половиной квадратных метров, в лечебных исправительных учреждениях – трех квадратных метров, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы – пяти квадратных метров (ст. 99 УИК РФ).

Согласно принципу гуманизма, закрепленному в статье 7 УК РФ, наказание не может иметь своей целью причинение физических страданий или унижения человеческого достоинства.

Осуждая к наказанию, связанному с изъятием лица из обычных условий обитания, государство берет на себя обязательство обеспечить ему условия для нормальной жизнедеятельности, то есть предоставить жилье, работу, медицинские услуги и прочее, реализуя тем самым важнейшие конституционные права человека и гражданина, а также права, предусмотренные законодательством.

Необходимые жилищно-бытовые условия осужденным к ограничению свободы в исправительных центрах обеспечиваются путем размещения их в общежитиях исправительных центров с предоставлением индивидуального спального места и постельных принадлежностей.

Любые жилые помещения, включая и общежития для осужденных к ограничению свободы, по планировке, освещенности, микроклимату, воздухообмену, уровням шума, вибрации, ионизирующих и неионизирующих излучений должны соответствовать санитарным правилам в целях обеспечения безопасных и безвредных условий проживания независимо от назначенного срока.

Заселение жилых помещений, признанных в соответствии с санитарным законодательством Российской Федерации непригодными для проживания, равно как и предоставление гражданам для постоянного или временного проживания в нежилых помещениях, не допускается (ст. 23 ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»[2]).

Отличие жилых помещений, предназначенных для проживания не подвергнутых наказанию граждан, от общежитий для осужденных к ограничению свободы заключается в размере выделяемой на одного человека площади.

Норма жилой площади в расчете на одного осужденного в исправительном центре не может быть менее 4 кв. м, тогда как федеральный стандарт, например, социальной нормы площади жилого помещения установлен в размере 18 кв. м общей площади жилья на одного гражданина.

Осужденным предоставляются индивидуальные спальные места и постельные принадлежности.

По количеству лиц, находящихся в местах заключения, в расчете на 100 тыс. населения России сегодня стоит в числе первых в мире. Жилплощадь уголовно-исполнительной системы практически заполнена, а следственные изоляторы переполнены почти в полтора раза.

ФСИН Минюста России разрабатывает меры, направленные на решение проблемы перенаселения исправительных учреждений, – строительство новых и реконструкция старых исправительных учреждении, анализ зарубежного опыта и др.

, например, венгерские власти видят выход из создавшегося в их стране подобного российским исправительным учреждениям положения с загруженностью мест лишения свободы в приватизации тюрем.

По их мнению, местные или иностранные инвесторы, купившие тюрьму в собственное владение, могли бы организовать на ее территории какое-нибудь несложное производство и усилиями самих осужденных не только решить вопросы их содержания в нормальных человеческих условиях, но и получать прибыль.

Государство при этом брало бы на себя обязательства по оплате труда персонала исправительных учреждений и частичного финансирования пребывания каждого осужденного, что в значительной мере снизило бы расходы инвесторов и повысило бы их заинтересованность в создании таких учреждений.

Вопросы о частных тюрьмах обсуждаются и российскими юристами, которые противоречивы в своих суждениях.

Представляется, что в условиях социально-экономической и политической нестабильности государства, растущей безработицы частные исправительные учреждения просто не смогут окупить себя, не говоря уже о прибыли, в силу чего вряд ли найдутся организации или частные липа, желающие приобрести тюрьму, и решение вопроса приватизации исправительных учреждений само по себе откладывается на неопределенный срок. Однако нельзя не признать, что частые тюрьмы – один из возможных способов устранения скученности в местах лишения свободы. В России идея частных тюрем предпринимателями воспринимается как возможность отбора осужденных для содержания в данных учреждениях с учетом их материальных возможностей и введение собственных порядков, что категорически запрещено[3].

В порядке эксперимента в России можно было бы воспользоваться и идеей электронных наблюдателей. Правда, электронные браслеты предпочтительнее производить в своей стране, а не закупать за рубежом. Однако, учитывая специфику географического наложения России, ее отставание от развитых западных стран в экономическом развитии, воплощение в жизнь и этой идеи – дело отдаленного будущего.

Пока же проблема переполнения исправительных учреждении в Российской Федерации решается обычными методами: применения акта амнистии к отдельным категориям осужденных, предоставлением положительно себя зарекомендовавшим лицам по отбытии ими установленного законом срока условно-досрочного освобождения от отбывания наказания или заменой наказания другим, более мягким.

Следует заметить, что, несмотря на значительные позитивные изменения в обеспеченности осужденных жильем, законодательное закрепление норм жилой площади, до приведения их в соответствие с международными стандартами требуется еще немало усилий. Согласно Европейским пенитенциарным правилам (обновленным в 2006 г.

) стандарты в указанной сфере составляют 4 кв.м на заключенного в многоместной камере и 6 кв.м – в одиночной камере.

При этом данные минимальные стандарты основаны на более широком анализе конкретной тюремной системы, включающем данные о том, сколько реально времени заключенные проводят в собственной камере, и не должны рассматриваться в качестве нормы.

Хотя Правила напрямую ни разу не определяли таких норм, имеющиеся сведения указывают на то, что в качестве желательного размера камеры на одного заключенного будет избрано 9-10 кв.м. В данной области Правила могут внести значительный вклад в те достижения, которых уже удалось добиться по этому вопросу.

Этот факт, необходимо учесть, как в общей стратегии уголовного правосудия, так и в конкретных правилах, касающихся ситуаций, когда уровень наполненности пенитенциарных учреждений приближается к критическому, что может привести к несоблюдению минимальных норм, которые правительство обязано ввести, и вот Президентом Российской Федерации принято решение о поэтапном реформировании уголовно-исполнительной системы[4]. В 2006 г. распоряжением Правительства Российской Федерации утверждена Концепция Федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007-2016 гг.)», а затем и Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года[5]. Одним из основных положений концепции является доведение норм жилой площади осужденных до европейских стандартов. При этом А.Я. Гришко глубоко убежден, что доктрина национальных интересов предполагает в данном случае имплементацию только тех норм Европейских пенитенциарных правил, которые согласуются с принципами российской правовой системы, учитывают особенности правосознания российских граждан и объективно будут способствовать повышению эффективности исполнения наказаний[6].

В настоящее время можно отметить, что в уголовно-исполнительной политике наметилась тенденция к приоритетному обеспечению гражданских прав осужденных. Прогноз, заложенный в Концепции, конкретный расчет сил и средств по их реализации позволят оптимистически смотреть на будущее уголовно-исполнительной системы в целом и в сфере обеспечения жилплощадью.

Реформирование действующего законодательства направлено на придание устойчивости развитию общества, центром которого является человек, его правовой статус.

Лица, совершившие уголовно наказуемые деяния и содержащиеся в местах лишения свободы – они по-прежнему остаются участниками гражданских отношений.

При этом, формы реализации их субъективных прав и обязанностей зависят от конкретного вида правоотношений, которые условно можно подразделить на внутренние, осуществляемые в пределах исправительного учреждения (розничная купля-продажа, хранение и др.), и внешние – вне специального учреждения.

Источник: https://studref.com/380817/pravo/chistyakova_pravo_zhilische_otbyvayuschih_nakazanie_mestah_lisheniya_svobody

Реализация жилищных прав осужденных к лишению свободы

Право осужденного на жилую площадь

Гришко А.Я., начальник Академии ФСИН России, доктор юридических наук, профессор.

Одним из основных элементов правоспособности осужденного является его право пользования жилыми помещениями. Приговор суда о назначении уголовного наказания в виде лишения свободы сам по себе не лишает осужденного этого права. Однако он не может его осуществить фактически в том объеме, каким пользовался до осуждения.

Возможны случаи, когда гражданин до осуждения к лишению свободы заключил договор найма жилого помещения (комнаты) с собственником дома. При этом нанимателем может быть внесена и обусловленная наемная плата за весь срок действия договора.

Собственник жилого дома не выдвигает требования о расторжении данного договора по причине осуждения лица. При таком положении осужденный не лишается субъективных прав, приобретенных в результате оформленного договора.

Однако пребывание в местах лишения свободы делает невозможным для осужденного пользоваться данным субъективным правом ни лично, ни через администрацию исправительного учреждения, ни через свободно избранных представителей. Решение же вопроса о расторжении договора зависит от усмотрения его участников.

Важным положением с точки зрения прав человека, прав осужденного является то, что в период отбывания наказания он продолжает оставаться в договорных отношениях по найму жилого помещения. За осужденными, лишенными свободы, сохраняется жилое помещение независимо от срока лишения свободы.

Ранее оно в силу сложившейся правоприменительной практики сохранялось за лицами, осужденными на срок до шести месяцев. Одинокие же граждане, осужденные на срок свыше шести месяцев, автоматически лишались жилых помещений, нанимателями которых они являлись.

Данный вопрос стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Поводом для его рассмотрения явились запрос Муромского городского народного суда Владимирской области о проверке конституционности ст. 60 Жилищного кодекса РСФСР, в частности п. 8 ч. 2, и жалобы граждан Е.Р. Такновой, Е.А. Оглоблиной, А.Н. Ващука .

См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июля 1995 г. N 8-П “По делу о проверке конституционности части первой и пункта 8 части второй статьи 60 Жилищного кодекса РСФСР в связи с запросом Муромского городского народного суда Владимирской области и жалобами граждан Е.Р. Такновой, Е.А. Оглоблиной, А.Н. Ващука” // СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340.

Основанием к рассмотрению дела явилась неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции РФ положения ч. 1 ст.

60 ЖК РСФСР, предусматривающей, что жилое помещение при временном отсутствии нанимателя или членов его семьи сохраняется за ними в течение шести месяцев, и п. 8 ст.

60 ЖК РФ, которым предусматривалось, что в случае осуждения лица к лишению свободы на срок свыше шести месяцев жилое помещение за ним сохраняется до приведения приговора в исполнение.

Конституционным Судом было установлено.

  1. Ограничение прав и свобод человека и гражданина согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ может быть установлено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Положения ст. 60 ЖК РСФСР, устанавливающие ограничения конституционного права на жилище в связи с временным отсутствием нанимателя или членов его семьи, не соответствовали этим требованиям Конституции РФ. Кроме того, ч. 1 данной статьи противоречила провозглашенному ч. 1 ст. 27 Конституции РФ праву гражданина на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства, не ограниченному какими-либо сроками. Указанные положения жилищного закона не соответствовали также ч. 1 ст. 40 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен его.
  2. Ограничение права пользования жилым помещением могли повлечь за собой такие действия нанимателя или членов его семьи, которые сопряжены со злоупотреблением ими своими правами или с невыполнением возложенных на них обязанностей и непосредственно нарушали при этом права и законные интересы других лиц. Временное непроживание лица в жилом помещении, в том числе в связи с осуждением его к лишению свободы, само по себе не могло свидетельствовать о ненадлежащем осуществлении нанимателем своих жилищных прав и обязанностей и служить самостоятельным основанием для лишения права пользования жилым помещением.

Не менее важным в свете положений новых Европейских пенитенциарных правил является заключение Конституционного Суда РФ о том, что положение п. 8 ч. 2 ст.

60 ЖК РСФСР, фактически реализующее не предусмотренное уголовным законодательством дополнительное наказание в виде лишения жилплощади, приводит к дискриминации в жилищных правах отдельных категорий граждан по признаку наличия у них судимости и в силу этого нарушает гарантируемый государством принцип равенства прав и свобод человека и гражданина (ч. ч. 1, 2 ст. 19 Конституции РФ).

Постановлением Конституционного Суда было признано, что положения ч. 1 и п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РСФСР, допускающие лишение гражданина (нанимателя жилого помещения или членов семьи) права пользования жилым помещением в случае временного отсутствия, не соответствуют ч. 1 ст. 40 и ч. 3 ст.

55 Конституции РФ, а положение п. 8 ч. 2 ст. 60 ЖК РСФСР – также ст. 19, ч. 1 ст. 46 Конституции РФ.

Временное отсутствие гражданина (нанимателя жилого помещения или членов его семьи), в том числе в связи с осуждением к лишению свободы, само по себе не может служить основанием лишения права пользования жилым помещением.

Среди субъективных прав и обязанностей особое место занимают права, не только вытекающие из общегражданско-правового положения гражданина, отбывающего наказание, но и обусловленные наделением последнего прежде всего статусом осужденного.

Перейдя в него, гражданин приобретает особенные гражданские права и обязанности (в узком смысле этого слова), которые главным образом определяются уголовно-исполнительным законодательством. И здесь гражданское право очень тесно смыкается с уголовно-исполнительным правом.

Последнее восполняет пробел в гражданском праве, в данном случае – в отношении правового положения осужденного, прежде всего относительно его субъективных прав. Этот тезис имеет свое нормативное закрепление на уровне закона. В ч. 2 ст.

10 УИК РФ говорится, что при исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными в том числе уголовно-исполнительным законодательством. Права и обязанности осужденных определяются Уголовно-исполнительным кодексом РФ исходя из порядка и условий отбывания конкретного вида наказания, констатируется в ч. 4 указанной статьи.

Современная уголовно-исполнительная система представляет собой совокупность учреждений и органов, исполняющих различные виды наказаний, и включает в себя 1060 учреждений, из них 844 исправительных учреждения, 7 тюрем, 209 следственных изоляторов. В указанных учреждениях содержатся более 800 тыс. человек.

В отмеченном аспекте особенно острым и актуальным вопросом являются права осужденного на жилую площадь в период отбывания наказания, реализация указанного права. Уголовно-исполнительное законодательство определяет нормы жилой площади.

Так, в расчете на одного осужденного к лишению свободы в исправительных колониях не может быть менее 2 кв. м, в тюрьмах – 2,5 кв. м, в колониях, предназначенных для отбывания наказания осужденными женщинами, – 3 кв. м, в воспитательных колониях – 3,5 кв. м, в лечебных исправительных учреждениях – 3 кв.

м, в лечебно-профилактических учреждениях уголовно-исполнительной системы – 5 кв. м (ч. 1 ст. 99 УИК РФ).

Изучение автором состояния решения данного вопроса на практике свидетельствует, что в целом по России требования ст. 99 УИК РФ выполняются. Однако в следственных изоляторах требования данной статьи еще нарушаются – при норме в 4 кв.

м в целом по УИС приходится 3,42 кв. м на одного осужденного. В исправительных колониях обеспеченность жилой площадью при норме 2,5 кв. м в расчете на одного заключенного в целом по России составляет 2,47 кв. метра; в целом недостает 19 тыс.

мест в общежитиях.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/26942-realizaciya-zhilishhnykh-prav-osuzhdennykh-lisheniyu-svobody

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.